Воскресенье, 5 декабря, 2021

Парламентский час свободы. Как депутаты ЗакСа «зарубили» инициативу Беглова, а потом одумались


Telderi

В Мариинском дворце депутаты продемонстрировали верх политической отваги и взбунтовались против законопроекта губернатора. Чтобы одуматься, вольнодумцам хватило часа.

Парламентский час свободы. Как депутаты ЗакСа «зарубили» инициативу Беглова, а потом одумались

В Заксобрании Петербурга случилось невероятное: парламентская комиссия отказалась поддержать инициативу губернатора Александра Беглова. Вернее, почти случилось: в конце заседания депутаты переголосовали «правильно». Несмотря на просьбы председателя «не ломать комиссию через колено».

В четверг заседание комиссии по городскому хозяйству в Мариинском дворце не предвещало сюрпризов. Первым в повестке стоял вопрос о продлении до конца 2022 года запрета на очные публичные слушания по градостроительной документации. Законопроект внес губернатор города Александр Беглов.

Онлайн-формат слушаний по инициативе Смольного парламент — еще предыдущего созыва — ввел в июле 2020 года, объяснив меру необходимостью сдерживать распространение коронавируса и заботой о здоровье горожан. На «удаленку» перевели слушания по проектам планировки территории (ППТ), правилам землепользования и застройки (ПЗЗ), Генплану, получению разрешений на условно-разрешенный вид использования участка (УРВИ) и отклонение от предельных параметров строительства. Позднее депутаты этот режим продлили.

Документ на заседании комиссии 22 ноября представил замглавы комитета по градостроительству и архитектуре Максим Стененко. Он привычно зачитал основания: коронавирус. Вопреки ожиданиям, вопросы и возражения посыпались не только от оппозиции.

Единоросс Алексей Макаров напомнил, что, когда парламент принимал и продлевал этот закон, он подразумевался как временная мера: «Но сейчас мы понимаем, что коронавирус с нами надолго… Мы научились с ним жить, мы проводим массовые мероприятия в коронавирусной реальности, мы вводим систему QR-кодов… Полагаю, что бездумно продлевать запреты — это неправильно. Полагаю, что законопроект нуждается в серьезной доработке».

Яблочник Борис Вишневский попросил коллег не поддерживать законопроект, так как аргументация Смольного слаба. Он добавил, что эффективным является только очное обсуждение с возможностью задавать вопросы и получать ответы в присутствии участников, а также выступать. Частый укор в пользу таких мероприятий, мол, на них бывает шумно, депутат отбил афористически: «Чем больше этого шума в зале на слушаниях, тем меньше шума потом на улице, когда будут реализоваться градостроительные проекты, против которых выступают граждане».

Вишневский и его коллеги обратили внимание на скорое принятие нового Генерального плана города, которое предполагает подачу большой массы предложений и острейшие дискуссии из-за столкновения самых разных интересов. «Мы получим массу негативных последствий», — предрек парламентарий.

Коммунист Александр Рассудов выразил сомнение, что онлайн-режим надо продлевать на год, раз уж граждан так настойчиво приводят к вакцинации. «Не очень понятно, почему невозможно провести для людей, обладающих QR-кодом, слушания в той же администрации? — вопрошал он. — У нас получается, когда надо, читаем, когда надо — колбасу заворачиваем. В ресторан с QR-кодом ты можешь пойти, а на публичные слушания у нас сегрегация — только в Интернет». Коммунист отметил, что вместо внятного формата «вопрос — ответ» горожанам фактически приходится «кидать письмо на деревню дедушке от Макара-Следопыта».

Справоросс Михаил Амосов (он не член комиссии, однако присутствовал на заседании) напомнил, что очные слушания — «эффективная штука», благодаря которым, в частности, удалось перенести проект небоскреба «Охта-центра» в район Лахтинского разлива. Он тоже вспомнил об антиковидной избирательности и привел в пример пятничный матч на «Газпром Арене», который посетили без малого 18 тысяч человек.

Глава комиссии, еще недавно руководитель района, Валерий Гарнец высказался аккуратнее: «Вопрос очень серьезный, но в то же время он внесен губернатором, мы обязаны его рассматривать. Мне кажется, что здесь те, кто представляет законопроект, не до конца проработали данную ситуацию, его необходимо будет дорабатывать».

«Большинство [против]», — констатировал Гарнец по итогам голосования. В воздухе неудержимо разгоралась заря парламентаризма: за то, чтобы рекомендовать ЗакСу принять инициативу Беглова за основу (то есть в первом чтении), проголосовал только единоросс Александр Ходосок.

Впрочем, в самом конце заседания он же и заставил одуматься членов парламента и поставил вопрос на переголосование. Его горячо поддержал недавно назначенный представитель губернатора в парламенте — экс-глава комитета по культуре Константин Сухенко. Изъяснялся он туманно: «Это (голосование против. — Прим. ред.) плохо, потому что зампредседателя комитета участвовал в заседании [комиссии]… Определенные этические нормы, на мой взгляд, были соблюдены». Законопроект, по его мнению, не является судьбоносным, а носит технический характер. В том, что твердили депутаты до сих пор, Сухенко каким-то образом увидел «не сущностные, а стилистические» замечания. «Кроме того, насколько мне известно, там уже подготовлена поправка ко второму чтению», — добавил он.

«Дело не в том, какой уровень и статус у представлявшего здесь законопроект. Дело в том, что действительно у моих коллег существует много вопросов, и реальные ответы на эти вопросы мы не получили, — вроде бы возразил Гарнец. — …Я вынужден поставить его (предложение Ходоска. — Прим. ред.) на голосование. Ну понимаете, какая ситуация, ну не стоит ломать комиссию через колено. У каждого есть свое мнение, Константин Эдуардович». Прозвучало от него и вовсе сакраментальное: «Мы же здесь не собрались только для того, чтобы поднимать руки и расходиться». Впрочем, Гарнец тут же оговорился, что он «человек маленький» и «может заблуждаться».

Вишневский призывал Сухенко доработать законопроект и заново представить на рассмотрение комиссии. Однако дух свободы не задержался в Мариинском дворце, и с небольшим перевесом члены комиссии согласились-таки переголосовать. Результаты повторного парламентского волеизъявления выглядели уже привычно для парламента последних лет. Против только двое — Вишневский и Рассудов. Остальные — «за»: Валерий Гарнец, Алексей Макаров, Александр Ходосок, Алексей Далматов и Дмитрий Павлов, Павел Крупник и Антон Соловьев. Не голосовал повторно только Андрей Малков — он к тому времени уже покинул заседание.

Последовала оговорка: создать рабочую группу и серьезно проработать инициативу ко второму чтению — это обычная для Мариинского дворца картина в тех случаях, когда недостатки законопроекта видны еще в первом чтении, но ссориться с авторами не хочется.

Ирина Корбат,

«Фонтанка.ру»

kwork