Суббота, 4 декабря, 2021

В Зале Чайковского прозвучала музыка эпохи романтизма


Telderi

Новую программу представили на сцене Концертного зала Чайковского Александр Рудин и Московский камерный оркестр Musica Viva. Редкие партитуры Шуберта, Вебера, Шумана прозвучали в абонементе оркестра в юбилейном 100-м сезоне Московской филармонии. Александр Рудин выступил в программе и в качестве солиста.

В Зале Чайковского прозвучала музыка эпохи романтизма

Открывать что-то новое в концертном репертуаре, разворачивать в неожиданных ракурсах творчество композиторов, показывая его в живом контексте музыкальной эпохи, полном тончайших связей, взаимовлияний, пересечений, будь то классическая Вена, русское барокко или современные партитуры — кредо Александра Рудина и оркестра Musica Viva. Именно в таком актуальном ключе прозвучала в Зале Чайковского и программа романтической музыки, в афишу которой попали партитуры, написанные для драматического театра Шубертом и Шуманом, виолончельное попурри Карла Марии Вебера и первая редакция знаковой для романтизма ре минорной Симфонии Шумана (№4).

Программу открыла шубертовская увертюра к пьесе "Розамунда — принцесса Кипрская", премьера которой проходила когда-то в венском Театре ан дер Вин (в 1823 году) и закончилась полным провалом драмы Гельмины фон Чези (кстати, автора столь же провального либретто к опере Вебера "Эврианта") и полным триумфом музыки Шуберта, которая принесла ему славу не меньшую, чем его песни. В исполнении Musica Viva увертюра к "Розамунде" звучала с яркими контрастами, стремительно меняя "картинку" от бурных раскатов тутти с литаврами к чарующим мелодиям, от порхающих танцевальных ритмов к мощной бравурности финала, напомнившей вдруг зажигательные оффенбаховские апофеозы.

В Большом попурри для виолончели с оркестром Вебера, которое реальнее услышать не на сцене, а в записях (среди прочих, его записывала Наталия Гутман), одновременно солировал и дирижировал Александр Рудин. Однажды он уже исполнял это сочинение в Москве на фестивале к 230-летию Вебера (2017). По сути, попурри — виртуознейший четырехчастный концерт для виолончели, типичный для романтической эпохи, с ее исполнительскими "стандартами" Паганини и Листа. Вебер написал его для своего друга — виолончелиста-виртуоза Фридриха Граффа. В исполнении Рудина это сочинение, написанное без перерывов между частями, звучало как романтическая "фантазия" — бурный поток мелодий, октавных пассажей, вариаций в Анданте, где фирменный "породистый" рудинский звук не терялся даже в самых технически трудных местах, в том числе, в буквально "акробатическом" фанданго в середине чарующего своей ноктюрновой красотой Адажио. Завершилось попурри эффектнейшей кульминацией — торжественным тутти виолончели с оркестром, цитатирующим мелодию арии Терезы из оперы "Квазиманн" Франца Данци (еще одного веберовского друга).

В Зале Чайковского прозвучала музыка эпохи романтизма

Последовавший затем шумановский блок музыки также имел свою увертюру — партитуру, написанную Шуманом в 1853 году в качестве вступления к "Сценам из "Фауста" Гете". Созданные в жанре оратории "Сцены" — одно из самых впечатляющих музыкальных воплощений поэмы Гете, считающееся шумановским magnum opus и практически не звучащее в России. В исполнении Musica Viva Увертюра к "Сценам" передавала даже не характер фаустовской души, терзаемой противоречиями, а масштабы всего мира человеческих душ, каждая из которых проходит опыт ужаса от надвигающегося мрака (буквально наплывавшего тяжелым крещендо оркестра), несущего в себе гибель человечеству, и в противовес этому — мгновения созерцательной красоты, к утверждению которой вывел свою интерпретацию Рудин. Появилась надежда, что оркестр Musica Viva исполнит в перспективе эту гениальную шумановскую партитуру целиком.

Другое сочинение Шумана — Четвертая симфония, по сути также, как и веберовский опус, завершавший первую часть программы, написана в сквозном движении четырех частей без перерывов — симфоническая фантазия, где мотивы перетекают и возвращаются из одной части в другую. Musicа Viva исполнили первую редакцию этой симфонии, по мнению Брамса, абсолютно "восхитительно". Легкое быстрое движение симфонии, звучавшей буквально на одном дыхании, напоминало феерию, разворачивавшую разные шумановские образы — от героического напора оркестра до проникновенного "романсового" соло гобоя, от мятежной бетховенской энергии с вторгающимися "грозовыми" тутти до ликующего финала с сияющими пассажами струнных — гимн не тускнеющей красоте романтической музыкальной эпохи.

В Зале Чайковского прозвучала музыка эпохи романтизма

Кстати

Несмотря на сложные обстоятельства сегодняшнего времени, оркестру Musica Viva удалось осенью провести свой новый фестиваль "Русская музыка на русском Севере", который прошел по пяти городам Республики Коми. Директор оркестра Musica Viva Марина Бутир рассказала "РГ":

— Это была наша давняя идея провести музыкальный фестиваль в городах Крайнего Севера, и мы смогли осуществить наш проект на грант президента РФ. Идея нового фестиваля многослойная: с одной стороны, мы выступали с репертуаром русской музыки, исполняли "Картинки с выставки" Мусоргского в оркестровом переложении, специально сделанном для нас Петром Климовым, секстет "Воспоминание о Флоренции" Чайковского, Семь прелюдий Шостаковича в переложении для струнного оркестра, Духовный концерт Ивана Хоржевского. С другой стороны, мы хотели привлечь к проекту местных молодых музыкантов. С нами в разных городах выступали балетная пара из Театра оперы и балета и студенты колледжа искусств Республики Коми. Фестиваль прошел в пяти городах: Сыктывкаре, Ухте, Воркуте, Печоре и Усинске, и везде мы чувствовали ту огромную радость, которую люди получали от этих концертов. Мы, в свою очередь, настроены на то, чтобы проехать по самым сложным и отдаленным маршрутам Севера, куда не приезжают большие коллективы, чтобы подарить людям это состояние радости от музыки. А как мы видели на фестивале, это то, что всем сегодня очень нужно.

kwork