Воскресенье, 5 декабря, 2021

Олеся Фокина сняла документальное кино о художнике Юрии Купере


Telderi

На канале «Культура» в понедельник прошла телепремьера нового документального фильма известного режиссера Олеси Фокиной о художнике Юрии Купере. В истории его жизни — знакомство с лучшими людьми 60-х и 70-х, эмиграция в Израиль, жизнь в Париже, Нью-Йорке, Лондоне, и в конце концов возвращение в Москву. Но фильм не об эмигрантских приключениях, а о персональной загадке человека.

Олеся Фокина сняла документальное кино о художнике Юрии Купере

— Я познакомилась с Купером на даче Эдуарда Артемьева лет десять назад, — рассказывает "РГ" Олеся Фокина. — А в январе этого года услышала от Эдуарда Николаевича песню "Коридор" на его музыку. Спросила, чьи стихи? Юры Купера, ответил Артемьев. Так и начался фильм.

Выросшая в старых арбатских дворах, помнящая их на глаз, слух и запах, гоняющаяся за ними в памяти своей ("шарканье метлы в арбатском дворе, блики очков с толстыми стеклами, старые оконные переплеты"), Олеся пошла за одним из "королей" этой старой московской жизни с неожиданным, но понятным ей кредо "Не так важно, кем мы стали. Важно, кем мы были". И долго ходила вослед герою (фильма и бывшего советского "неофициального искусства") с вечно расшнурованными ботинками, чтобы понять про него нечто главное.

Картины Купера в лучших мировых хранилищах искусства — от Третьяковки и ГМИИ до Метрополитен и библиотеки Конгресса США. В начале пандемии он выставлялся в Академии изящных искусств во Флоренции. В начале этого года — в музейной галерее храма Христа Спасителя. Сама Ирина Антонова, устраивая в ГМИИ выставку его графики, подтверждала: "Мы внимательно следим за судьбой отечественных художников за рубежом". Никита Михалков выбирал его в сценографы римской постановки своей знаменитой "Неоконченной пьесы для механического пианино", Александр Сокуров — "Бориса Годунова" в Большом. Интерьер нового храма новомучеников российских в Сретенском монастыре, добавляющий ему дополнительное культурное притяжение, — тоже работа Купера.

Но Фокина сняла фильм не об этом. А о художнике во времени. И о том, чего ищет, ждет, от чего бежит и пропадает, ранясь о жизнь, человек.

Он умеет на равных разговаривать с любым человеком: от короля до бомжа

Не каждое время — время художников. Последний высокий, насыщенный и достаточно широкий интерес к ним был в России в 70-е годы прошлого века. Тогда на выставки в залах МОСХа на Кузнецком мосту люди шли смотреть работы художников, которые теперь висят в Русском музее, обозначая вехи. Купер — художник такого уровня.

Мастерская. Грубая малярная кисть. Это нормально, он же работает с поверхностью.

Олеся Фокина сняла документальное кино о художнике Юрии Купере

— Я стал вдруг обращать внимание на живописную прелесть грязных, стертых, и засохших в краске кистей, замызганной столешницы, служившей мне палитрой, тряпок, которыми я вытирал кисти. На все то, где отчетливо лежала печаль и печать бедности и старения. Как под гипнозом я смотрел на лист фанеры. Ни сантиметра фальши, — читает он в фильме куски про тайны живописи из своей книги "Сфумато".

Умение видеть и создавать уникальную поверхность плюс символы: перья, сандалии, львы, тюльпаны, чаша весов — это то, что бросается в глаза в его картинах. Совсем уж знатоки считают его язык недостаточно авангардным, современным. Не отрицают, что он нов, но подчеркивают, что не взрывающей новизной, а той, что легко переваривается и консервативными любителями классики.

Но в любом случае это язык. Едва увидев его работы на выставке, Ольга Ростропович, дочь великих Ростроповича и Вишневской, бросилась искать художника, обнаружив его в соседях по даче.

— Объяснить Купера нельзя. Он вообще не человек. Он явление космическое, — говорит Никита Михалков, непривычный в этом фильме, без фирменных усмешек и покушений на чей-то соблазн. — Невероятного дарования, вкуса. На равных может разговаривать с любым человеком: от премьер-министра и короля до последнего бомжа. Моему водителю может рассказывать про Возрождение… К нему ничего не прилипает. У него нет зависимости. Среди окружающих его могут быть уголовники и прокуроры, и все рядом сидят.

Олеся Фокина сняла документальное кино о художнике Юрии Купере

Иногда Купер в фильме кажется другой ветвью человечества. Будто бы его поколение истощилось, сменилось, погибло (как Шпаликов), выросли новые ветки, протянулись новые линии, а Купер все идет каким-то старым, другим, не мейнстримным путем. В нем и 60-е остались во всей полноте, включая свободу драться, и 70-е с их молчаливостью не истероидностью, и общая с Бродским линия без суда и пафоса, но очень не лестного отношения к себе. И все это без оглядки на социальное, политическое, славы, награды. Ему достаточно признания друзей — от Михалкова до Ростроповича, от Ежова до Сокурова.

Художник Юрий Ващенко вспомнит, как Купер однажды сказал, что представляет свой дом похожим на зеркальные очки. "Это было замечательное изобретение: он все видел вокруг, но никто не мог проникнуть к нему, — вспоминает Юрий Ващенко. — Он был как служитель культа одиночества". И такое одиночество не слабость, не дряхлость, не зависимость, не злость, но сила самосохранения. Личности, живущей сквозь времена.

kwork