Суббота, 4 декабря, 2021

На сцене Королевской оперы Валлонии представили «Евгения Онегина» Чайковского


Telderi

Инициатором постановки, которую в театре называют «долгожданной», стала его музыкальный руководитель итальянка Сперанца Скаппуччи. Режиссером выступил француз Эрик Вижье, а главные партии исполнили певцы из России, Армении и Украины.

На сцене Королевской оперы Валлонии представили "Евгения Онегина" Чайковского

Валлонская опера — это театр в Льеже, один из важных в Бельгии, наряду с Фламандской оперой в Антверпене и театром "Ла Монне" в Брюсселе. И у каждого из театров свой стиль. "Ла Монне" — театр со столичной судьбой и самыми заметными постановками в европейском контексте. Театр в Антверпене, как правило, в своих премьерах делает ставку на дерзость режиссерского взгляда на оперу, а Льеж — на звездный состав исполнителей. Но, похоже, в случае с "Онегиным" театр решил и именитых певцов созвать, и постановщику дать возможность высказаться.

Русских опер в репертуаре Льежа было совсем немного: "Борис Годунов" в 2009 году, а за семь лет до этого "Пиковая дама" и еще раньше — в 1984 году "Евгений Онегин". Но нынешняя премьера "Евгения Онегина" родилась вовсе не из масштабности или концептуальности художественного замысла, а из дружбы. Недавно возглавившая театр в Льеже ученица Риккардо Мути Сперанца Скаппуччи очень хотела, чтобы именно всемирно знаменитый бас Ильдар Абдразаков исполнил партию князя Гремина. Таким образом в биографии одного из самых востребованных певцов в мире появилась и самая маленькая из главных ролей. Онегиным предстал Василий Ладюк, Татьяной — Рузан Манташян, Ленским — Алексей Долгов, Ольгой — Мария Баракова, Лариной — Зоряна Кушплер, Няня — Маргарита Некрасова.

Эрик Вижье, известный в России по постановке "Севильского цирюльника" в Михайловском театре, действие "Евгения Онегина" перенес в революционное начало XX века. И пушкинского духа в этом спектакле нет совсем, хотя и добродушная няня, и Ольга — образы вполне канонические, точнее полностью выпавшие из круга режиссерского интереса. Но невозможно не заметить, что партия Ольги для темпераментной и обладающей эффектным голосом певицы, да простит композитор, мелковата. Комическим получился облик Лариной — этакая невостребованная ни временем, ни обществом светская львица с лимитированным во всех отношениях голосом. Режиссер явно понимал, что характер пылкого поэта Ленского требует каких-то запоминающихся черт, но так и не придумал каких.

На сцене Королевской оперы Валлонии представили "Евгения Онегина" Чайковского

Чувствуется, что месье Вижье, хотел в "Онегине" создать атмосферу чеховской пьесы, а получилось что-то между Булгаковым и Горьким. Дом Лариных захватывают солдаты Красной Армии, а когда Онегин, убивший на дуэли Ленского, из дальних странствий возвратясь, появляется этаким человеком в пагонах на приеме у Гремина, то все присутствующие оказываются среди статуй Ленина и Сталина, из постамента последнего выскакивает юная балерина. Да, штампов, символизирующих Россию, режиссер не избежал. Но уже то хорошо, что по сцене медведи не бегали (декорации Гэри Мак-Канна, художник по свету Анри Мерзо). Хотя понятно, что драматургической силе музыки постановщик не слишком доверяет. И в момент знаменитого полонеза устраивает безумный пляс официантов, за что сразу заслуживает громкое "бу" из зала, заполненного без всяких ограничений на все сто процентов.

При этом у не очень профессионально изощренного оркестра под дирижерской палочкой энергичной Сперанцы Скаппуччи получается звучать прилежно, а временами получается даже страстно. А вот именно страстности не хватило Татьяне, волей режиссера в финале превратившейся в кинодиву в силе Веры Холодной. При красивом голосе, но не всегда точном вокале Татьяна Рузан Манташян была крайне лаконична в эмоциях, даже во многом безумной сцене письма. Зато Онегин Василия Ладюка был близок к эталонному исполнению и оставил о себе сильное впечатление. Но харизма и благородство внешнего облика Гремин — Ильдара Абдразакова под занавес обрушила концепцию режиссера, увидевшего в князе этакого деспотичного Берию, а получившего благородного Николая II. И знаменитое онегинское "Позор! Тоска! О жалкий жребий мой!" звучит уже не только как что-то частное и лирическое, а скорее, политическое.

kwork